Игнатий Домейко: от Медвядки до Чили

Клуб "Край мой, Белая Русь" Любопытно

домейко

Беларусь и Чили, центр Европы и запад Латинской Америки. Что может объединять страны, расположенные на разных полушариях Земли, с совершенно непохожими традициями и культурой? Однако господин Случай постарался, чтобы истории этих государств на века были связаны с именем всемирно известного учёного, геолога и минеролога, белоруса Игнатия Домейко.

К месту, где раньше находилась усадьба будущего учёного, мы подъехали по старинной дороге. Приятно осознавать, что раньше этим же путём к дверям богатой усадьбы прибывали знатные гости на красивых повозках, запряжённых лошадьми. Печально, но сейчас от некогда прекрасного особняка остался лишь фундамент. О его былом великолепии можно судить только по рисункам белорусского художника Наполеона Орды. Молчаливый свидетель славы шляхетского рода Домейко – флигель, расположенный неподалёку от усадьбы. Двести лет назад в миниатюрной пристройке жила прислуга. Нынче там обосновался клуб-музей, где можно ознакомиться с краеведческой экспозицией.

Знаменитым земляком в деревне Медвядка гордятся чрезвычайно. К созданию музея в честь Игнатия Домейко в Медвядковской базовой школе подключились все от мала до велика: кто-то внимательно изучал архивные документы, кто-то из картона и дерева мастерил макет особняка учёного. Затем ученики под руководством учителей разработалидомейко увлекательную экскурсию и теперь с удовольствием проводят экскурсии для гостей из Беларуси и иностранных туристов.

Первоначальное образование Игнатий Домейко получил в школе монахов-пиаров. Затем решил поступить в Виленский университет – одно из лучших учебных заведений Европы. Каждый студент имел право составить список предметов, которые желает изучать углублённо. Четырнадцатилетний Игнатий выбрал биологию, химию, математику, литературу, историю и иностранные языки. В университете возникло тайное товарищество филоматов – любителей наук, ставившее целью взаимопомощь в образовании, моральное совершенствование, содействие всеобщему образованию. Одним из активистов стал Игнатий Домейко. Его прозвали Жегота. Мало кому известно, но Адам Мицкевич – популярныйписатель и хороший друг Домейко – назвал одного из героев поэмы “Дзяды” прозвищем товарища, кроме того, первоначально он хотел дать название “Жегота” своей поэме “Пан Тадеуш”.

В 1823 году конспиративное общество раскрыли, а его участников арестовали. В качестве наказания Игнатия выслали под надзор полиции к дяде. В течение шести лет Домейко управлял имениями Жибуртовщина, Заполье и прослыл рачительным хозяином. Знания по агрономии он черпал из книг, которые специально выписывал из Германии. В эти годы учёный увлекался экспериментальным садоводством, разведением животных. На досуге переводил с иностранных языков.

Когда в 1830 году в Польше, Беларуси и Литве вспыхнуло национально-освободительное восстание, Игнатий Домейко без колебаний вошёл в ряды инсургентов. Воевал он под командованием генерала Хлоповского. Но силы были неравными, монетывосстание подавили. Домейко становится изгнанником. Кёнигсберг, потом Дрезден, где Игнатий встречается с виленским товарищем Адамом Мицкевичем. Окружным путём через всю Европу друзья попадают в Париж, в то время настоящий центр польско-литвинской эмиграции. В столице Франции вошло в моду заниматься природоведением. Игнатий Домейко поступает в Горную школу и за три года проходит весь курс обучения, получает диплом специалиста. Его приглашают на работу в Эльзас, где талантливый геолог открыл богатые залежи железной руды. Поворотным в его жизни стало письмо Адама Мицкевича с сообщением о возможности работать по контракту в Чили. Подписывая договор сроком на шесть лет, молодой учёный даже не предполагал, что срок увеличится почти в восемь раз, а неведомая доселе страна станет для него второй родиной. Первые впечатления от Чили были довольно противоречивыми: “Наверное, нет края, так непохожего на наш, как этой край, где мне довелось осесть после войны, парижского шума и далёкого путешествия. Видны только скалы и море. Ни лесов, ни широких полей, где зеленеют хлеба, ни таких, как у нас, лугов, ни деревень. Весь горизонт закрыт с востока Кордильерами, острыми гребнями гор, цвет домейкокоторых всё время – от восхода до заката солнца – меняется”.

Амбициозный исследователь трудился не покладая рук. Он открыл школу по подготовке специалистов, лабораторию для анализов руды, метеорологическую службу, собрал коллекцию минералов, провёл шесть экспедиций в Анды и Кордильеры, добирался до вулканов. Результатом стали открытия месторождений серебра, меди, золота, каменного угля, известной во всём мире чилийской селитры, организация их добычи. Игнатий Домейко обнаружил в горах источники чистой воды, проложил оттуда в Сантьяго водопровод, решив тем самым проблему водоснабжения столицы. Чилийские газеты писали: “Дон Игнатио не просто учёный, он – апостол науки. В стране нет более популярного и уважаемого имени, чем имя Домейко”.

Только в 82 года, покинув пост ректора Чилийского университета, Игнатий Домейко смог осуществить мечту всей жизни – вновь ступить на родную землю. Его с почётом провожали в путь многочисленные друзья и ученики, среди которых были политики, университетские преподаватели и студенты. Во многих городах Европы, где останавливался, его торжественно чествовали, устраивали праздники в честь учёного, но Домейко стремился поскорее попасть в Беларусь. В своём дневнике он писал: “…Я чувствовал, как стучит у меня в висках кровь при мысли, что скоро доеду… Уже и Буг, ночной Брест – я дома!” В семьях Медвядки до сих пор из поколения в поколение передаётся повествование о том, как прославленный исследователь приехал в бывшее имение, посетил каждый дом в деревне и преподнёс хозяевам подарки, а со всеми крестьянами разговаривал на чистом белорусском языке.

Юлия ЯСЮЧЕНЯ.

Фото автора.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *