Секреты усадьбы в Красном Береге

Калейдоскоп Клуб "Край мой, Белая Русь"

История усадьбы в Красном Береге начинается ни много ни мало сто двадцать два года назад. В 1893 году Михаил Семёнович Гатовский, владевший несколькими имениями в Бобруйском уезде, решил сделать шикарный сюрприз любимой дочери Машеньке, её мужу Викентию Козел-Поклевскому и новорождённой внучке, которую в семье называли Манюта. Учитывая то, что зять был представителем влиятельного, обеспеченного рода, наследником финансовой империи (Козел-Поклевским принадлежали металлургические, стекольные, винокуренные заводы, золотые прииски), подарок требовался роскошный.

усадьба

Михаил Семёнович пригласил главного садовника Варшавы Франтишка Шаниора, чтобы он разбил великолепный парк. Руководить строительством доверили одному из лучших архитекторов Виктору Александровичу Шрётеру. Тот расстарался на славу: каждая комната получила свой неповторимый стиль, не было одинакового узора на паркете, дверях, лепнине…

Подходя к прекрасно сохранившемуся усадебному дому, невольно вспоминаешь фотографии Собора Парижской Богоматери. На такие мысли наводят затаившиеся на крыше гаргульи. Кажется, будто архитектор специально приручил страшных существ, чтобы охраняли имение от злых духов.

Красный Берег

Экскурсию для “Зорьки” по старинному дому провела старший научный сотрудник усадебного комплекса Мария Дмитриевна Ткачёва. Первая комната, в которую попадают посетители, – это домашняя церковь, или, как говорят католики, домовая каплица. Восстановление её интерьера ещё продолжается. Некоторые вещи передаются музею в дар. Ксёндз Юрий преподнёс Святое писание, несколько икон Божией Матери, ружаницы (иначе – чётки).

Войдя в зал в романском стиле (в прошлом столовую), сразу обращаешь внимание на необычный потолок. Мастер, трудившийся над его созданием, вложил в работу частичку души. Сусальное золото, виртуозно расписанное цветными лаками, восхищает. Именитый художник минувшей эпохи Александр Боравский разрисовывал отделение над дверью. Нетрудно представить, сколько искренних восторгов выражали гости Козел-Поклевских, приглашённые на обед или ужин: с комфортом разместившись за огромным дубовым столом, они наверняка нахваливали отменный вкус хозяев.

Усадьба

Гостиная отделана в стиле, который польский исследователь назвал “альгамбра”. Уж больно напомнило ему оформление потолка стиль дворца турецкого султана в Гранаде (город в Испании). Для создания рисунка на алебастре автор не использовал клише – все элементы вырезаны вручную. Конечно же, был и танцевальный зал, где устраивались званые вечера. Планируется, что в ближайшем будущем здесь установят рояль и вновь станут проводиться балы. Заканчивается реконструкция в зимнем саду, где вот-вот появятся цветы в кадках.

В следующих покоях экскурсовод особо выделяет два камина, похожих друг на друга словно близнецы. Но один из них некогда скрывал тайну: под решёткой был хитроумно спрятан вход в комнату-сейф. Теперь на этом месте лежит паркет, а попасть в бывшее деньгохранилище возможно из подвала.

Красный Берег

В бильярдной джентльмены с удовольствием играли партейку-другую. Однако не всегда она служила для увеселения, было в её истории и несколько трагических лет. В годы Великой Отечественной войны в усадьбе располагался госпиталь для гитлеровских солдат и в данной комнате у согнанных под дулом автоматов детей брали кровь. От результатов анализов зависели дальнейшие судьбы ребят. Кого-то отправляли на верную гибель в концлагерь, более сильных – на принудительные работы в Германию. Школьников с первой группой крови и положительным резус-фактором делали полными донорами, у которых забирали всю кровь…

На второй этаж посетителям предлагают подняться по широкой господской лестнице (была ещё и вторая, узкая, – для прислуги). В ясную погоду её мило украшают разноцветные пятнышки: это солнышко забавляется с оригинальными оконными витражами.

– Посмотрите-ка на лестницу и подоконники, – улыбается Мария Дмитриевна. – Вам ничего не кажется странным?

– Неужели они из цемента?!

– Верно подмечено. Но попробуйте объяснить: почему же семья миллионеров, потратившая целое состояние на обустройство уютного семейного гнёздышка, вдруг отказалась от благородного мрамора? Неужто захотели сэкономить? Однако Козел-Поклевские всячески демонстрировали своё богатство, не ограничивали архитектора в тратах, и тот решил использовать самый дорогой тогда стройматериал – цемент. В XIX веке он был в новинку и стоил баснословных денег. Разве могли супруги подумать, что спустя век их фишка будет изумлять простотой и дешевизной, а не шиком?

В хозяйской спальне пока довольно пусто, но скоро установят аутентичные шкаф и кровать. Мебель предоставил гомельский коллекционер Сергей Леонидович Путилин. В гостиной, что располагается вблизи кабинета Викентия Альфонсовича, нынче можно полюбоваться кавалером и барышней, облачёнными в костюмы конца XIX века. Шили их в театральных мастерских по уцелевшим эскизам. Богатые наряды вызывают завистливые вздохи у модниц: это ж надо так щеголять на балах! Но, оказывается, подобные костюмы носили в повседневной жизни. Ах, как же тогда головокружительно роскошно выглядели праздничные платья?! Историк моды Александр Васильев, недавно посетивший краснобережскую усадьбу, отметил, что современным портным удалось доподлинно воспроизвести одеяния.

Красный Берег

Кабинет хозяина оформлен довольно сдержанно, чтобы ничего не отвлекало от обдумывания важных дел. Ведь если заботиться только о том, как потратить состояние, а не как его прумножить, мигом растратишь всё богатство. Потому Викентий Козел-Поклевский предпочитал в тишине решать серьёзные вопросы. А отдыхал в библиотеке, которая была и картинной галереей. Реставраторы строго-настрого запретили сверлить вековые стены для того, чтобы повесить на штыри картины. Но помещению возвращают былой облик: выставки размещаются на мольбертах. Сейчас, к слову, экспонируются работы итальянского художника белорусского происхождения Виталия Одинцова.

Юлия ВАСИЛЮК.

Жлобинский район, д. Красный Берег.

Фото автора.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *