Красный Берег: белеет парус одинокий…

"Зорька" - ровесница Победы Клуб "Край мой, Белая Русь"

Что может быть прекраснее цветущего яблоневого сада?! Когда идёшь между белоснежных деревьев весной, кажется, будто гуляешь где-то между облачками – пушистыми и невесомыми… В деревне Красный Берег Жлобинского района долго мечтать, увы, не получится: пышные цветочки на веточках не скроют от глаз посетителей страшную тайну.

красный берег

Название деревеньки – такое безобидное на первый взгляд – оказалось буквально пророческим. Теперь в сознании людей Красный Берег неразрывно связан с пролитой кровью невинных детей, ставших жертвами Великой Отечественной войны.

По приказу Гитлера на территории Беларуси было создано пять детских донорских концлагерей. Уточнялось, что в двух из них (в деревнях Скобровка Пуховичского района и Красный Берег Жлобинского района) должны были быть уничтоженными все пленники…

В наши дни на железнодорожной станции Красный Берег не всякий пассажирский поезд останавливается – совсем ведь небольшая деревня. А более семидесяти лет назад тут располагался довольно крупный пересылочный пункт. Через него прошло двенадцать тысяч человек, из них около девяти тысяч – девочки и мальчики в возрасте до пятнадцати лет. В местной усадьбе, некогда принадлежавшей знатному роду Козел-Поклевских, гитлеровские медики брали анализы крови. Ребята с первой группой крови и положительным резус-фактором были обречены: у них забирали всю кровь, почти до последней капельки, чтобы перелить её раненым немецким солдатам… Плачевная участь постигла две тысячи белорусских школьников…

красный берег

Три ступеньки, символизирующие три года оккупации Гомельщины, ведут туристов к площади Раздумья. Каждый шаг по ним действительно заставляет задуматься. В такой момент понимаешь, что твои проблемы “вселенского” масштаба на самом деле – сущий пустяк.

Наверняка вы, юные читатели, хотя бы разок, да сетовали на несправедливость школьной жизни: “Уроков назадавали кошмар сколько! Надоело вставать ни свет ни заря, тащить тяжёлый рюкзак…” А теперь представьте: ваши сверстники, детство которых опалила война, мечтали проводить половину дня за партами…

– В период Великой Отечественной войны в Беларуси уничтожили восемь тысяч восемьсот двадцать пять школ, – сообщил экскурсовод Александр Анатольевич Манкевич. – Фашисты считали, что славянским детям наука вовсе не нужна. Достаточно будет, если они освоят счёт до ста и научатся ставить подпись.

красный берег

Гостей мемориала встречает скульптура: болезненно худая девочка тянет руки вверх, будто моля небеса прийти на помощь. Создал её Александр Финский. Автор полагал, что сумеет воплотить задумку в жизнь, только если прочувствует сердцем боль и ужасы жертв фашистского режима. Для этого скульптор прочёл четыре десятка писем, написанных детьми в военное лихолетье.

Послание пятнадцатилетней Кати Сусаниной из городского посёлка Лиозно начертано на доске, стоящей перед двадцать одной школьной партой. Она поведала отцу, сражающемуся на фронте, о своей оккупационной жизни: “Я рабыня немецкого барона, работаю у немца Шарлэна прачкой, стираю бельё, мою полы. Работаю очень много, а кушаю два раза в день в корыте с Розой и Кларой – так зовут хозяйских свиней. Так прика- зал барон. “Русс была и будет свинья”, – сказал он. Я очень боюсь Клары. Это большая и жадная свинья. Она мне один раз чуть не откусила палец, когда я из корыта доставала картошку. Живу я в дровяном сарае: в комнату мне входить нельзя. Один раз горничная полька Юзефа дала мне кусочек хлеба, а хозяйка увидела и долго била Юзефу плёткой по голове и спине. Два раза я убегала от хозяев, но меня находил ихний дворник, тогда сам барон срывал с меня платье и бил ногами. Я теряла сознание. Потом на меня выливали ведро воды и бросали в подвал”. Катя сообщала папе, что кровопийцы решили вернуться в Германию с большой партией невольников с Витебщины. Но им не удалось до конца сломить волю девчушки: она предпочла умереть на Родине…

мемориал

Чёрный луч ведёт посетителей мемориала на площадь Солнца. Там размещено двадцать четыре “мольберта”. Сразу после войны художник Сергей Катков находил в разрушенном Минске ребят, умеющих рисовать, и просил их запечатлеть на бумаге свои мечты. К слову, среди тех детей был и будущий автор мемориала в Красном Береге архитектор Леонид Левин (ему в ту пору было одиннадцать лет). Спустя годы рисунки превратили в красочные витражи. По центру площади “пришвартован” кораблик Надежды. На его парусе написаны имена ста семидесяти одного ребёнка. Тех девочек и мальчиков собирались отправить в качестве доноров в другие концлагеря, но их успели спасти советские воины, освободив деревню от оккупантов… Прижилась замечательная традиция: молодые семейные пары, приезжая сюда на экскурсию, смотрят на кораблик и выбирают имя для своего будущего малыша. Благодаря этому память о маленьких страдальцах большой войны будет жить вечно. Как в Беларуси, так и далеко за её пределами.

Юлия ВАСИЛЮК.

Жлобинский район, д. Красный Берег.

Фото автора.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *